Русский Лад (forum_ruslad) wrote,
Русский Лад
forum_ruslad

Categories:

Путь к юбилею великого писателя был долог и сложен

В дни празднования 200-летия со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева произошло два ожидаемых события: открыт был первый в Москве памятник великому писателю, и по соседству с ним распахнул свои двери посвящённый ему дом-музей, обновивший и расширивший свою экспозицию после многолетней реставрации.

2018 Turgenev Ostozhenka.jpg

СОБЫТИЯ ЭТИ хотелось бы назвать знаковыми. Открывал памятник президент Российской Федерации В.В. Путин. Ещё в 2014 году он объявил 2018-й годом Тургенева, предложив заинтересованным правительственным и общественным организациям начать подготовку к нему. Тут же по горячим следам в министерстве культуры РФ был создан оргкомитет и проведено первое заседание. А потом наступила тишина.

Большие ожидания не оправдывались. Правительство Москвы и, в частности, департамент культуры не проявили никакой заинтересованности в предстоящем событии. Никакой подготовки к празднованию тургеневского юбилея не велось, более того, в стороне от чествования великого писателя оставалась и Москва.

Министерство культуры РФ изначально исключило столицу из календаря юбилейных событий. Хотя когда же, как не к 200-летней дате, появиться в столице такому монументу? Эта акция, разумеется, требовала времени: необходимо было провести конкурс на лучший проект и ряд архитектурных согласований. Но ни минкульт, ни правительство Москвы этим не занимались. В результате все сроки были упущены, об установке памятника уже не шло и речи.

Главным событием тургеневских дней в Москве должно было стать открытие дома-музея. С 2009 по 2012 год он являлся филиалом Государственного музея имени А.С. Пушкина и был закрыт на реставрацию. Казалось бы, до юбилейного года у реставраторов и музейщиков было достаточно времени, чтобы выполнить эту работу и открыть музей для публики хотя бы за полгода до торжеств.

Но такой цели у властей предержащих не было. Поразительное совпадение: в тургеневский год оказались закрытыми все три российских тургеневских музея — в Москве, в Орле и в Спасском-Лутовинове. И если в столице финансирование проекта осуществлялось, то в провинции деньги хронически не выделялись, сроки реставрации срывались, подрядные организации менялись, публика была отлучена от музейного очага.

Уже в марте стало ясно, что процесс реставрации дома-музея в Спасском-Лутовинове не будет закончен к ноябрю. А ведь именно там предполагалось провести основные торжества в день рождения писателя. На 9 ноября здесь планировался большой приём первых лиц государства, а затем народные гулянья. Никакого ответственного надзора за реставрационными работами в Спасском-Лутовинове по сути не было. Интересно, что все ссылались на отсутствие денег и кивали на министерство культуры.

В этой обстановке все взгляды тургеневцев обращались к закрытому пеленами дому на столичной Остоженке. Пока о Тургеневе напоминал здесь только огромный баннер на стене соседнего дома. Но реставрационные работы шли здесь полным ходом. Помогал, конечно, огромный авторитет Государственного музея А.С. Пушкина. И чем дальше, тем очевиднее становилось, что дом на Остоженке, который помнит молодого Тургенева, полного сил и творческих планов, станет центром притяжения в знаменательные дни. Распахнув свои двери, отреставрированный, обогащённый новыми экспонатами музей поднимет волну горячего народного интереса к писателю. Значит, тургеневскому празднику в Москве всё-таки быть.

О, как сопротивлялись этому столичные чиновники, ответственные за культуру! На запросы общественных организаций, на звонки и письма заинтересованных лиц не реагировали. Понятно было: Тургенев им не интересен и не нужен. Оргкомитет, образованный в министерстве культуры, после первого заседания не собирался целых четыре года и очнулся лишь за несколько месяцев до знаменательной даты. Почему? Видимо, не ко двору пришёлся Иван Сергеевич Тургенев с его русской душой, гражданской совестью и, главное, социальной направленностью его творчества нынешним либералам, не признали они в нём «своего», испугались подлинного демократа. Отсюда и заговор молчания вокруг Тургенева в тургеневский год.

Единственная в Москве выставка, вроде бы посвящённая великому писателю, прошедшая в Историческом музее, по сути, стала отображением дворянской старомосковской жизни. Режиссёр Вера Глаголева хотела поставить фильм о Тургеневе — отказали в государственном финансировании и вместо этого предложили ей завалявшийся современный сценарий.

Ни одной новой тургеневской постановки так и не случилось в юбилейном году, а ранее поставленные фильмы и спектакли как-то незаметно исчезли из репертуара. Спасибо «Радио России» дало в старой записи инсценировку романа «Отцы и дети». А ведь можно было провести по всероссийским радио и телевидению тургеневские чтения. Был же прочитан на телевидении роман Л. Толстого «Война и мир». Разве Тургенев не заслужил такого всенародного чтения? Видимо, так считают чиновники от культуры. Как не заслужил ни памятника, ни торжественного вечера в Большом театре, ни международной научной конференции в Институте мировой литературы.

Но грянул-таки некий гром над непробиваемыми чиновничьими головами: памятнику быть — 200-летие со дня рождения русского гения будет отмечаться в Москве, и началом торжеств должно стать открытие памятника. Пусть не монументального, а задуманного как садово-парковая скульптура, но достойного чести быть первым памятником Тургеневу в Москве. Известны имена тех, кто сделал, казалось бы, невозможное в нынешних условиях: скульптор Сергей Казанцев и меценат, владелец строительной фирмы Сергей Шмаков, выделивший необходимые средства.

Этот незапланированный государством памятник возник в результате усилий сотен людей — учёных, музейщиков, энтузиастов тургеневского общества, читателей и почитателей писателя. Они создали общественное мнение, к которому нельзя было не прислушаться.

Своё слово сказала и фракция КПРФ в Государственной думе. Какой же праздник без большого литературно-музыкального вечера? Пусть не в Большом театре, но в главном концертном зале страны — в Колонном зале Дома союзов. Большое участие в организации концертной программы приняло общественное движение «Русский Лад». Рассказ об этом вечере был опубликован в «Правде». В самый канун дня рождения писателя переполненный зал чтил его память, провожая овациями каждый концертный номер, так или иначе связанный с его личностью или творчеством.

Памятник, правда, не был открыт накануне дня рождения писателя, как предполагалось. Запертыми оказались и двери дома-музея на Остоженке, вполне готового к приёму гостей. А ведь если этот музей является филиалом Государственного музея А.С. Пушкина, то было бы естественно в самый день рождения Тургенева провести там памятный вечер или литературные чтения. Но никакой команды из министерства культуры не было...

Образ, созданный скульптором, — тридцатилетний Тургенев, и на ходу не расставшийся с книгой, как это бывает в молодости. Он в это время уже признанный в литературном кругу писатель, автор некрасовского «Современника». Его «Записки охотника» уже в наборе. По дороге в Петербург он всегда останавливался в съёмном московском доме у матери — скоро он опишет этот дом в рассказе «Муму». И встал этот незапланированный памятник на Остоженке, может быть, на том месте, где не раз ступал Тургенев, сокращая дорогу к материнскому жилью, — именно так, наискосок вымощена дорожка от памятника к дому-музею. Да не зарастёт отныне эта тропа!

Музей открыт для посетителей. Он великолепен. Все свои умения показали мастера «Мосреставрации». Всю душу вложили сюда музейщики — знатоки давно ушедшей эпохи, ценители артефакта. Заботливо и любовно воссоздана обстановка мезонина, в котором была комната Ивана Сергеевича. Здесь за письменным столом (на снимке) созданы многие из его бессмертных страниц.

Само восприятие музея, конечно, будет зависеть от той творческой атмосферы, которой постепенно проникнется вся экспозиция, как уже было в начале этого десятилетия, когда музей только начинал свою работу. Экспозиция была скромнее, но дух писателя жил здесь, его образ соединялся с образом литературной Москвы тех далёких времён. В гостиной у рояля собиралась публика, порой разыгрывались и сцены из тургеневских спектаклей. Здесь был свой актив тургеневедов. Заведующая этим уникальным отделом-музеем Елена Полянская, начинавшая здесь работать десять лет назад, уверена, что со всеми творческими задачами нынешний коллектив музейщиков справится.

Сейчас, когда пишутся эти строки, в доме-музее на Остоженке проходит международная научная конференция «И.С. Тургенев — наш современник», посвящённая творчеству великого писателя, его месту в нынешнем, стремительно меняющемся мире.

Здесь ещё предстоит посадить тургеневский сад, привезти саженцы из Спасского-Лутовинова. Маленькому земельному участку в центре Москвы суждено стать местом паломничества.

Лариса ЯГУНКОВА, «Правда»
http://forum-ruslad.ru/index.php/9-uncategorised/2839-put-k-yubileyu-velikogo-pisatelya-byl-dolog-i-slozhen
Tags: Москва, Тургенев, культура, литература, музеи, общество, памятник, память
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments