Русский Лад (forum_ruslad) wrote,
Русский Лад
forum_ruslad

Category:

Заразительна она, бояковщина

Известно (и «Правда» уже писала об этом), что театральная жизнь у нас, особенно столичная, всё больше привлекает общественное внимание отнюдь не выдающимися творческими достижениями. Нет, с ними-то как раз, увы, скудновато. Так чем же возбуждается массовый интерес, который следует назвать нездоровым, то к одному, то к другому из наиболее значимых театральных коллективов? Громкими скандалами, острыми конфликтами, шокирующими неожиданностями…



Можно было бы всё это счесть просто временным совпадением досадных случайностей. Дескать, как нагрянули — так и сгинут. Да вот жизнь вопиет об ином! Она, жизнь, с упорством и убедительностью доказывает: происходящее — не случайность, а последовательное осуществление предначертанного.

Всё энергичнее идёт уничтожение русского реалистического, психологического, репертуарного театра. Уже нет в Москве Театра имени Н.В. Гоголя. Под вывеской МХАТ имени М. Горького на его сценах, как мы знаем, зрителям преподносят вовсе не мхатовское, а нечто совсем другое. Свою драму переживает Театр на Таганке, а над уникальным детищем Николая Губенко — «Содружеством актёров Таганки» тоже висит смертельная угроза. Опустился заметно театр «Модернъ». Неузнаваемыми со сменой руководства становятся знаменитые «Современник», Театр на Малой Бронной… И это далеко не полный перечень творческих коллективов, природа и характер которых насильственно изменяются. Прямо скажем — не в лучшую сторону!

Вот сейчас вовсю пошла расправа над Московским драматическим театром имени М.Н. Ермоловой, находившимся многие годы среди самых интересных театров столицы.

Восемнадцать обречённых

Да, к новому театральному сезону актёрам Ермоловского коллектива был уготован сюрприз. Стало известно, что четверть труппы (!) будет сокращена. Получалось по прикидке даже больше четверти: 29 человек.

Но в Ермоловском, к счастью, не формальный, а очень действенный профком, возглавляемый заслуженной артисткой России Натальей Потаповой. Он сразу же поднялся на защиту товарищей. В результате часть намеченных к изгнанию «единиц» удалось отстоять. Но восемнадцати до 30 сентября всё-таки предложено отправляться на улицу.

Задумайтесь, пожалуйста: 18 человек — это столько же судеб, ломаемых через колено. А кто выгоняет именно этих актёров и почему? Оказались несостоятельными в профессии, негодными для сцены?

Процитирую письмо ермоловцев президенту В.В. Путину:

«Сокращаются артисты, составлявшие костяк Андреевской труппы, сыгравшие огромное количество ролей, в том числе главных, имеющие признание публики, хвалебные публикации в прессе, награды на фестивалях. Это мастера своего дела, окончившие театральные вузы Москвы, прослужившие в театре много лет. Увольняют именно профессионалов, чтобы они не мешали Меньшикову делать то, что ему хочется».

Здесь для читателей нужны пояснения. «Андреевская труппа» — это основа коллектива, созданная предыдущим руководителем театра Владимиром Алексеевичем Андреевым. Он, народный артист СССР, выдающийся актёр и режиссёр, возглавлял Ермоловский театр дважды, а в общей сложности — более 35 лет.

Пришлось бы очень долго перечислять заслуги этого человека перед родным для него театром. От актёров, с которыми я говорил, слышал о нём самые высокие слова. И прежде всего — о чуткости, отзывчивости, о незаурядном его умении открывать таланты и работать с ними.

Впрочем, всё это я знал давно, поскольку с Владимиром Алексеевичем был знаком, чего дальше коснусь подробнее. Пока же существенный для происходящей истории вывод: восемнадцать обречённых на заклание — достойные воспитанники Владимира Андреева.

А чего хочется Меньшикову?

Но теперь о новом руководителе Театра имени М.Н. Ермоловой, который сменил Андреева на этом посту. Замечу: тот сам изъявил желание оставить занимаемую должность — в связи с возрастом и состоянием здоровья. Он же сам предложил и замену себе.

Итак, театр принял Олег Меньшиков. «Звёздная личность», по мнению многих. Все, наверное, знают благодаря телеэкрану его обаятельнейшего Костика в суперпопулярных «Покровских воротах» Михаила Козакова. А затем — «Утомлённые солнцем» и «Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова, недавно — «Притяжение» Фёдора Бондарчука…

Однако дар актёрский, даже самый блистательный, и данные руководителя театрального коллектива — вовсе не одно и то же. Конечно, бывают такие счастливые сочетания, какое явила собой Татьяна Васильевна Доронина — гениальная актриса и одновременно выдающийся театральный деятель. Чтобы почти с нуля воссоздать уничтоженный МХАТ имени М. Горького и более тридцати лет твёрдо вести его своим заповеданным путём, для этого потребовались совершенно исключительные организаторские способности и невероятная сила воли, переходящая в истинное подвижничество.

Подчеркну при этом и ещё одно — исходное и важнейшее. Доронина чётко знала, КАКОЙ театр она должна и хочет создать. Этот коренной вопрос обязателен для каждого, кто берётся руководить художественным (в данном случае — театральным) коллективом. Какими будут программа и основное направление общих творческих усилий? Практические ответы бывают разные. Весьма различными оказались они и у двух названных руководителей Ермоловского театра.

Андреев вырос в русле мощных традиций великого русского театра, продолженных театром советским. Оставался верен им. В этом убеждали меня его собственные работы, которые я видел, и другие спектакли руководимого им коллектива. А ещё убедили беседы после состоявшегося личного знакомства.

Мне выпало счастье в 2004 году вместе с ним получать замечательную премию «Хрустальная роза Виктора Розова». Ещё жив был Виктор Сергеевич, когда нам в ряду нескольких других её присудили. Ему — за спектакли в розовском духе, мне — за публицистику и театральную критику. И первый же наш разговор, как затем и все последующие, был по существу об одном: куда и как идёт отечественный театр?

Скажу, что главные тревоги и заботы у нас совпадали. Я не знаю, так ли думал тогда об острых театральных проблемах Олег Евгеньевич Меньшиков. К тому же ведь по всяческим причинам взгляды и мысли людей со временем меняются, причём подчас очень кардинально. А если Андреев в 2012-м вверил дорогой ему театр этому талантливому и более молодому коллеге, значит, надеялся на него.

Вот и в письме президенту страны ермоловцы вспоминают: «Согласившись с решением своего учителя и многолетнего руководителя В.А. Андреева, коллектив Театра имени Ермоловой встретил О.Е. Меньшикова с восторгом, помня его прежние роли в кино и театре».

С восторгом! А чем обернулось?

Отвечу сперва, чтобы суть стала ясна, всего одним фрагментом из того же письма президенту:

«Сегодня на сцене Театра им. Ермоловой, рядом с сердцем нашей Родины — Кремлём, в спектакле «Текст» — мат, в спектакле «Рэйп ми» — мат, в спектаклях «Пролетая над гнездом кукушки» и «Дачники» — голые мальчики, в разных спектаклях, но на одном и том же месте, в одной и той же позе!.. И если б это действительно было необходимо, оправданно!

Зритель, привыкший к иным, духовным постановкам театра, конечно, уходит. Приходит другой зритель, которого веселят глупые шутки, забавляет мат, словно это его родной язык! И это не просто плоды распада личности. Бездарность, пошлость и откровенная похабщина — это не только внешняя форма, это то, к чему ведут нашу страну, точнее, к чему нас подталкивают, к чему приучают наших граждан, наших детей. Это уже идеология, это уже политика. Идёт понижение общего интеллектуального и нравственного уровня! Это общественно-политический конфликт!»

Вы согласны с таким утверждением? Я — абсолютно.

И понятным становится, чего фактически хочет Меньшиков во вверенном ему театре, чего он добивается, увольняя тех, кто мешает ему.

Схема разрушения известна

Ермоловцы, потрясённые ударом не только по личной своей судьбе, но и по будущему всего некогда знаменитого коллектива, постарались раскрыть главе государства значение происходящего у них в контексте того, что развернулось гораздо шире. А это, по их словам, «стремительная деградация общества, целенаправленное и планомерное разрушение фундаментальных ценностей нашей страны, уничтожение культуры, искусства, театра».

И тут же они справедливо отмечают: «Схема разрушения театра проста и известна на опыте других театров, ставших «модными».

Ох, как это верно! Опыт, особенно последних лет, действительно обширен и горек. А пальма первенства по размаху, масштабам и бесцеремонности разрушения принадлежит, безусловно, персонажу под фамилией Бояков.

Читатели «Правды» отлично знают, кто это такой и сколь образцово справился с задачей разрушения доронинского МХАТ. Всё, что он творил и натворил, а также как иезуитски при этом действовал, на мой взгляд, заслуживает обобщённо-нарицательного названия — БОЯКОВЩИНА.

Вникая в обстоятельства уничтожения Ермоловского театра, я то и дело ахал: ну точь-в-точь Бояков! Его опыт востребован, да ещё как. Совершенно правы авторы письма президенту:

«И наш театр имени Ермоловой не стал исключением. Сначала снимаются с репертуара поставленные профессиональными режиссёрами спектакли, которые являлись визитной карточкой театра, после просмотра которых хочется жить, созидать, любить! Далее избавляются от квалифицированных режиссёров и приглашаются новомодные. Они ставят спектакли, не отличающиеся художественной ценностью. Это, как правило, «эксперимент» или некий «модный тренд», спектакли-однодневки, в которых опошляется всё, упрощается и снижается уровень постановок.

Почему-то эти режиссёры уверены, что эпатаж — это единственный способ завоевать публику. Тексты классических пьес коверкают так, что порой даже искушённый зритель не может догадаться, что играют. В таком зрительном зале уже никто не плачет и не смеётся от счастья, никто не думает над будущим, мыслящий человек там — редкость, ведь уходит художественное, интеллектуальное, нравственное содержание».

Кто-нибудь скажет, что Бояков и Меньшиков — это всё-таки не равные фигуры. Если один являет собой полное недоразумение в театральном искусстве, если бездарность его и непрофессионализм, компенсируемые ловкостью, наглостью и демагогией, не вызывают сомнений, то другой раньше-то зарекомендовал себя вроде бы иначе.

Что тут скажешь? Есть расхожее: всё течёт, всё изменяется. Мои собеседники из Ермоловского театра уверяли, что многие, кто хорошо знал Меньшикова ранее, теперь просто не узнают его.

До поры значительным сдерживающим фактором оставался Владимир Андреев. Он хотя и старался не очень вмешиваться в дела нового худрука, но даже само его присутствие в коллективе оказывало, когда надо, нормализующее воздействие. Во всяком случае к разгрому труппы Меньшиков при нём не приступил.

Но вот год назад, в августе 2020-го, Андреева не стало. И тотчас всё, что накопилось внутри амбициозного «хозяина», выплеснулось сполна. А что прежде всего давно хотелось ему реализовать? Убрать из театра тех, кому не по душе пришлись начатые им сомнительные перемены.

По методу Карабаса

Избавиться от нелояльных, а потому неугодных подчинённых, которые по-другому представляют, что такое для театра хорошо и что плохо, — это счёл первостепенной своей целью и пресловутый Бояков. Настоящая война была им развёрнута против той части коллектива МХАТ, которая резко критически отнеслась к расправе над великой Татьяной Дорониной и соответственно — к «новому курсу», сразу же обозначенному внедрённым свыше назначенцем.

Лучшие, талантливейшие, самые достойные актёры оказались в числе подвергнутых травле и лишению работы. Вместе с ними переживал я их драму. Вместе с ними дни отсиживал в судах. Много писал об этом, добиваясь справедливости. И всё время маячил передо мной Бояков в образе устрашающего Карабаса-Барабаса из «Золотого ключика» Алексея Толстого: если помните, тот с помощью плётки управлял подвластными актёрами-куклами в своём театре. Про какую-то законность, разумеется, тут даже смешно говорить…

Неужто и Меньшиков (сам актёр!) уподобится Карабасу в неуёмном желании плёткой решить возникшие, по его представлению, актёрские проблемы? Пока ход событий свидетельствует именно об этом.

В самом деле, давайте посмотрим, как ведёт себя руководитель театра на фоне тяжелейшей драмы, которую он устроил для большой части своего коллектива. У него даже не возникло позыва встретиться и поговорить с заслуженными коллегами, ввергнутыми в беду. А что вместо этого? Накануне открывающегося сезона объявляет своеобразный сбор труппы не где-нибудь, а в дорогущем ресторане богатого пятизвёздочного отеля «Ритц-Карлтон»! Уволенные, конечно, туда не приглашаются.

Вот и происходит это демонстративное действо. С купеческим размахом, напомнившим многим сцену из какой-нибудь комедии Островского. Дегустация изысканной гастрономии для «удостоенных». Прикорм остающихся пока что служить — с прозрачным намёком, как им следует вести себя в дальнейшем...

Видно, недаром за последнее время в театре всё чаще стали именовать Олега Евгеньевича «наш барин». Раскол труппы организовал он, как и Бояков, прямо-таки классовый! По известному принципу: одним — всё, другим — ничего.

Факт есть факт: неугодным, которых последовательно лишали ролей, едва натягивали месячную зарплату порядка двадцати тысяч! И в то же время с приглашёнными актёрами и режиссёрами, на которых Меньшиковым всё более делается ставка, заключаются контракты не только на сотни тысяч, но и на миллионы рублей. Хотя бывает — безрезультатно. Через несколько показов такие спектакли снимались из репертуара или не выходили вообще.

Это постигло, например, спектакль «Честная женщина» с Мариной Неёловой в главной роли и режиссёром-постановщиком Валерием Фокиным. Между тем, согласно данным сайта госзакупок, их контракты стоили театру 2 миллиона 897 тысяч и 2 миллиона 300 тысяч рублей соответственно. Если же присовокупить выплаченные суммы по другим договорам на этот несостоявшийся спектакль, так получится ещё больше — 8 миллионов 165 тысяч!

Свыше 8 миллионов рублей, если верить опять-таки сайту госзакупок, обошёлся театру спектакль «Крошка Цахес» с приглашённой актрисой Розой Хайруллиной. А прошёл он всего несколько раз и был снят.

Массовое увольнение актёров руководство Ермоловского театра обосновывает общими словами о необходимости оптимизации, а также «текущей экономической ситуацией в условиях пандемии». Короче, трудное финансовое положение. Но так ли это? Вот что пишут актёры президенту страны:

«Сейчас стало известно из открытых источников, что ГБУК г. Москвы «МДТ им. М.Н. Ермоловой» одним из первых и в полном объёме получил помощь от государства в условиях пандемии. В свете этой информации обоснование массового сокращения «экономической ситуацией в связи с пандемией» кажется совсем неубедительным. Тем более что о каких-либо иных шагах, направленных на сокращение расходов, нам ничего неизвестно».

Да и нет этого. Наоборот, всё обстоит совершенно иначе! Я же рассказал для примера о шикарнейшем пире, устроенном Меньшиковым на днях в одном из самых дорогих ресторанов столицы. А теперь ещё почитаем из актёрского письма президенту:

«В последнее время театр живёт на широкую ногу! По имеющейся у нас информации, на спектакль «Ермоловский плюс джаз» билеты через кассы не продавались, но зрительный зал был полон. А после спектаклей часто проводятся банкеты. Руководство говорит, что денег нет, а мы видим обратное. На протяжении последних лет в театр принимались новые актёры, художники, режиссёры, с ними заключались договоры на внушительные суммы и выплачивались гонорары. На сайте госзакупок в контрактах актёров указано от 110000 до 1700000 рублей. В то время как значительная часть труппы намеренно лишалась работы, а ГОДОВОЙ доход штатного артиста составлял около 300000 рублей!!!»

Что ж, есть повод поставить сразу три восклицательных знака. Приведённые здесь и далее суммы говорят сами за себя. А венчающая их информация тоже впечатляет: «Господин Меньшиков О.Е. получил с 1 января 2020 года по 31 июля 2021 года в качестве «гонорара», сверх заработной платы худрука-директора, от государственного бюджетного учреждения «МДТ им. М.Н. Ермоловой», по распоряжению своего заместителя С.В. Кузоятова, 24352946 рублей».

Почти 24 с половиной миллиона...

И что же будет далее?

Разумеется, главное, о чём идёт речь, не деньги. Они лишь одно из орудий в развернувшейся ужасающей кампании по уничтожению русского театра как важнейшей составляющей отечественной культуры. Злодейский замысел и целеустремлённость подрывных действий на этом направлении теперь вполне очевидны. Роковой вопрос: можно ли остановить разрушителей?

Обращаем ещё раз внимание: поднявшиеся на защиту культуры артисты Ермоловского театра пишут президенту В.В. Путину. Ему из этого коллектива направлены сразу три письма. Несколькими месяцами раньше к тому же адресату, как известно, второй раз обратилась народная артистка СССР Татьяна Доронина: «Владимир Владимирович! Спасите русский театр! Его убивают».

К президенту стало принято взывать как к решающей и всесильной инстанции. Но вот в драматической или даже трагической ситуации МХАТ имени М. Горького желаемого результата до сих пор не произошло. А ведь длится это уже без малого три года!

При первом и особенно втором обращении Татьяны Васильевны страна услышала лишь недовольную отговорку президентского пресс-секретаря: мол, не царское это дело — разбираться в театральных конфликтах. Выговорил заодно Дмитрий Песков великой соотечественнице, что нельзя почему-то открытые письма к президенту публиковать.

Наверное, после этого тексты своих писем полностью ермоловцы нигде и не напечатали. Но результата, естественно, ждут и будут ждать. С огромной тревогой:

«Никто не хочет замечать, что вместо репертуарного театра рядом с Кремлём будет антрепризная прокатная площадка для шпаны, «развлекалка» для определённой тусовки за бюджетный счёт, в которой касса будет собираться любой ценой».

Им невыносимо представлять такую перспективу! И они пишут: «Театр издавна считался Храмом искусств. Великие люди с великими именами посвящали ему свои жизни и таланты. Поэтому мы не можем хладнокровно смотреть, как на наших глазах разрушают Великий русский театр. Помогите остановить окончательное разрушение былой гордости нашей страны!»

Их боль — не только за свой коллектив с его глубокими традициями. Их боль, как я уже отметил, гораздо шире, поскольку бояковщина, подобно пандемии, агрессивно распространяется, неся страшнейшую угрозу отечественной культуре.

«Правда» будет внимательно следить за развитием событий в Театре имени М.Н. Ермоловой и во всём нашем театральном искусстве, вызывающем ныне всё большую тревогу.

Виктор КОЖЕМЯКО
https://rus-lad.ru/news/zarazitelna-ona-boyakovshchina/
Tags: Кожемяко, Москва, Правда, антикультура, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment